ЛитератураСоциум

2017 – это не «1984»

Как воплотилась в жизни фантазия Джорджа Оруэлла?

Спустя неделю после инаугурации Дональда Трампа антиутопия Джорджа Оруэлла «1984» стала самой продаваемой книгой на сайте Amazon, а до этого она ей повезло быть бестселлером в России в 2015 году. Как оказалось, этот роман вполне резонирует с сегодняшней реальностью, несмотря на очевидные различия.

Удивительный феномен — многие люди сейчас тянутся к роману, опубликованному в 1949 году, чтобы лучше понять проблемы современности.

Оруэлл рассказал в своем романе об Океании, одном из трех блоков или мега-государств, завладевших всем миром в 1984 году. Эти империи договорились вести между собой вечную войну,  которая служит их общим интересам и помогает установить контроль над своими подданными.

Океания требует полного подчинения. Это полицейское государство, где вертолеты контролируют деятельность людей, даже просматривая их окна. При этом на самом деле наблюдение за гражданами, именуемыми «пролами», ведет так называемая «полиция мысли». Она ведет незримый контроль за размышлениями людей и даже поощряет «мыслепреступления», чтобы они могли отловить преступников и перепрограммировать их.

Другим главным образом партийная элита, символом которой выступает Большой Брат, транслирует правильный образ мысли с помощью технологии «телекранов». Эти огромные экраны демонстрируют пугающие видеозаписи вражеских армий и, конечно же, мудрость Большого Брата. Но «телекраны» также могут вести наблюдение. Во время обязательных утренних упражнений они не только показывают тренера, но также следят за выполнением спортивных норм. Они повсюду, в каждом доме и в каждой комнате. В офисах их используют для контроля за продуктивностью работников.

История вращается вокруг Уинстона Смита и Джулии, которые пытаются противостоять системе. Они стремятся узнать «неофициальную» правду о прошлом и записать несанкционированную информацию в дневнике. Уинстон работает в колоссальном министерстве правды, на котором украшено НЕЗНАНИЕ — СИЛА. Его задача — стереть политически неудобные данные из публичной записи. Член партии попался на преступлении? Он никогда не существовал. Большой Брат сделал обещание и не выполнил его? Этого никогда не было.

Океания появилась в соответствии со взглядами Оруэлла и конкретной исторической эпохой холодной войны. Естественно, что сегодняшний мир «альтернативных фактов» и постправды сильно отличается от антиутопии «1984». Но местами он пугает нас ничуть не меньше.

Большой брат больше не нужен

Оруэлл описал однопартийную систему, в которой маленькая группа олигархов контролирует всю информацию. Это было их главным средством контроля над властью. В США и России сегодня информация широко открыта для тех, кто имеет доступ к Интернету. По крайней мере, 84 % американцев и 70 % россиян регулярно пользуются всемирной сетью. И хотя эти две страны, можно считать олигархиями, формально они считаются демократиями. Другими словами, в отличие от Океании, в 2017 году Америка и Россия сохраняют декоративность гуманной системы, которая на первый взгляд кардинально отличается от антиутопии.

При этом граждане США и РФ давно утратили доверие к государственным структурам, порой даже подвергая сомнению легитимность самого правительства. В 2017 году обе страны показали несостоятельность своих институтов. Демократическая двухпартийная система США дала очередную трещину – избирателям был предоставлен незавидный выбор из двух мало привлекательных кандидатов. Несмотря на то, что Хиллари Клинтон набрала в общей сумме большее количество голосов, президентом все равно стал Дональд Трамп, самый некомпетентный человек на этом посту за всю историю существования соединенных штатов. В России все еще хуже, поскольку в ней продолжает свое устойчивое существование клептократический автократическим режим с бессменным президентом, который собирается выдвигать свою кандидатуру на выборы в 2018 году с довольно предсказуемый результатом. Поскольку эти лидеры, институты и системы утратили свою легитимность перед гражданским сообществом, власти стараюсь восстановить ее с помощью альтернативных полномочий.

Мир постправды и альтернативных фактов

В 2004 году старший советник Белого дома сказал одному журналисту, что тот принадлежит к «общине реалистов», своего рода причудливому меньшинству людей, которые считают, что «решения вытекают из работы с реальными фактами». Мир уже не работает по таким принципам. 22 января 2017 года пресс-секретаря президента США Келиан Конвей, уличили во лжи касательно количества людей на инаугурации Дональда Трампа. Она гениально парировала обвинения, несознательно для себя выразив дух нашего времени: «это не ложь, это альтернативные факты».

Мы внезапно обнаружили себя в мире, где не существует точно установленных фактов, вместо которых правительства оперируют многочисленными истинами и интерпретациями реальности ради своей выгоды. В России дела обстоят точно так же, f в качестве примера можно вспомнить диалектику мнения Владимира Путина касательно войны в Украине, которую он упорно отрицал и говорил про наших солдат, что «их там нет», хотя всему миру было очевидно их участие в боевых действиях. Несмотря на рост популярности интернета, миллионы россиян до сих пор регулярно смотрят федеральное телевидение, передачи на котором часто напоминают «пятиминутки ненависти» по отношению к иностранцам и инакомыслящим. Новый негласный общественный договор предполагает, что свойственный тоталитарному режиму массовый характер репрессий сменился на точечное устранение наиболее активных протестующих, в то время как всем остальным государство предлагает молча выполнять функцию налогоплательщика и остаться невредимым. При этом гораздо больший контроль за персональной жизнью людей ведут большие корпорации вроде Google или Facebook, которые зачастую знают о своих пользователях гораздо больше информации, чем любое правительство.

Оруэлл не мог представить себе Интернет и его роль в распространении альтернативных фактов, а также то, что люди будут носить с собой «телекраны» в виде смартфонов и добровольно загружать в них всю информацию о своей жизни. Развитие технологий также предоставляет небывалые возможности для государственного контроля. Не так давно в Москве установили камеры с системой распознавания лиц, что сильно приблизило жизнь в этом городе к описанной Оруэллом антиутопии.

Похоже, что современные люди не становятся жертвами лжи Большого брата, а скорее добровольно принимают «альтернативные факты», если они соответствуют их убеждениям. Если люди обладают определенным мировоззрением, то никакие научные эксперты не смогут убедить их в чем-то, что противоречит их взглядам, вместо этого они найдут в интернете спикеров, которые будут транслировать удобные для них точки зрения. Не существует министерства правды, распространяющего информацию и полицейскую информацию, и таким образом каждый сегодня — Большой Брат самому себе.

В результате, не менее знаменитая антиутопия Олдоса Хаскли под названием «О, дивный новый мир» стала гораздо ближе к реальности, чем произведение Оруэлла. Людей оказалось гораздо эффективнее контролировать через доступ к комфорту и удовольствиям, чем с помощью массовых репрессий и пропаганды. Чтобы сохранить возможность наслаждаться потреблением товаров и услуг, граждане большинства развитых и развивающихся готовы пожертвовать личной свободой, избирательным правом и возможностью поднятия всеобщего уровня жизни. Это гораздо страшнее любой антиутопии, поскольку в таком сытом и пассивном обществе совсем не пространства для протеста.

Рекомендуемые статьи

Close