ПсихологияСоциум

«Твое тело — наше дело»: Что мы знаем о бодишейминге

Согласно статистике 93% женщин и 87% процентов мужчин хотя бы раз в жизни подвергались бодишеймингу, то есть осуждению внешнего вида своего тела. В противовес ему за последние несколько лет сильно развилось движение бодипозитива, пропагандирующее безусловное принятие человеческого тела любой формы и борьбу с дискриминацией по внешности. Мы связались с двумя девушками, страдавшими от бодишейминга, узнали об их опыте преодоления критики и собственных комплексов. В качестве бонуса мы расспросили противницу бодипозитива о недостатках и опасностях этого движения.

Автор: Жанна Нейгебауэр

Бодишейминг повсюду — нас часто упрекают в том, как мы выглядим. Родственники, коллеги, даже друзья, кто-то в жесткой, а кто-то в более мягкой форме, периодически подшучивают над нашим пивным брюшком или цитируют в комментариях под нашими фотографиями известную песню «Ленинграда» о женской груди. Большинству из нас знакома и такая картина: бабушка придирчиво оглядывает нас, цокая языком, — «Совсем тебя, что ли, дома-то не кормят? Кожа до кости, смотреть страшно», — и начинает самоотверженно откармливать борщами.

Все это — бодишейминг. По отдельности эти примеры кажутся не такими уж и страшными. Кто-то, пожалуй, даже посмеется и скажет: «Сколько шума из-за таких мелочей», но если подобные ситуации повторяются регулярно, то последствия могут неприятно удивить. К тому же далеко не все окружающие критикуют так же деликатно, как наши близкие.

Самый распространенный вид бодишейминга — фэтшейминг, то есть осуждение полных людей за их лишний вес. Почему же мы этим занимаемся? В наши лихие 2010-е человеческое мышление все больше и больше ориентируется на визуальный контент. Эту тенденцию можно проследить на примере развития социальных сетей: от длинных постов в Фейсбуке мы перешли к коротким твитам, а затем — к фотографиям в Инстаграме, где мы чаще всего бездумно пролистываем изображения, лишь изредка снисходя до чтения подписей к ним. Именно сейчас мы обращаем на картинку — а значит, и на внешность — больше внимания, чем когда-либо. Поэтому для нас так важна худоба: именно она считается модной, потому что мы всегда подсознательно гонимся за редкостью. В голодное Средневековье и эпоху Возрождения ценились дамы рубенсовских форм, потому что полнота была индикатором достатка. Теперь же, учитывая доступность гастрономических изысков в наши дни, во-первых, гораздо труднее удержаться от соблазна съесть очередной бургер, а во-вторых, хорошая фигура как бы означает, что у человека есть деньги на абонемент в спортзал, — как только мы это замечаем, статус человека в наших глазах заметно растет.

Соцопросы показывают, что чаще всего мы подвергаемся шеймингу со стороны самых близких. Лидеры по количеству упреков в адрес женщин — их собственные матери, в адрес мужчин — их друзья.

Я выросла с фэтшеймингом

21-летняя Анастасия, не раз подвергавшаяся фэтшеймингу, в том числе со стороны членов своей семьи, рассказывает о своем опыте:

«Не могу сказать, что сталкивалась с фэтшеймингом, – скорее, я с ним выросла. Сначала я была очень крупным, как это принято говорить, ребенком, потом – пухлой девочкой, потом – толстой девушкой. Я росла — и фэтшейминг изменялся вместе со мной.

В детстве я не ощущала себя толстой – глядя в зеркало, я видела только саму себя. Я не сравнивала себя с другими девочками, к тому же была в достаточной мере изолирована от СМИ, поэтому внутреннего фэтшейминга не испытывала. Только внешний: мать злилась на меня, потому что мне трудно было купить одежду в обычных магазинах, я злилась на мать, потому что она запрещала мне есть любимую еду. Прибавьте к этому презрительное отношение врачей. Я не понимала причин такого давления на меня и испытывала только обиду.

В средней и старшей школе, потом в университете я ощутила всю прелесть внутреннего и внешнего фэтшейминга – именно в этот период мне было тяжелее всего. За всю мою жизнь только ленивый не унижал меня за мой внешний вид. Одногруппники, одноклассники, родные, знакомые, случайные прохожие. До сих пор считается, что красота – «главное достоинство женщины», а красота, естественно, означает худобу. Родители и родственники «проявляли заботу», потому что думали, что мой вес обрекает меня на несчастную жизнь без мужа и с 40 кошками. Некоторые подруги использовали меня в качестве толстого зеркала, в котором хорошо отражалась их худоба.

Фэтшейминг накладывает запреты на жизнь. Долгое время мне хотелось сделать свое существование незаметным. Я запретила себе все виды «саморепрезентации»: отказалась от танцев, перестала заниматься пением, пока не похудею. Я запретила себе получать удовольствие от близости, которой мне хотелось, потому что рано поняла, что мои внимание и симпатия не льстят людям, а просто заставляют их чувствовать себя неловко. Фэтшейминг по-настоящему заставляет верить, что у тебя не просто проблемы, ты – человек второго сорта.

Непосредственно о фэтшейминге и фэтфобии я узнала (то есть смогла проанализировать и понять происходящее), к сожалению, очень поздно. Я вдруг осознала, что у моих страхов есть название, и фэтшейминг перестал быть для меня чем-то большим и пугающим, чем то, что превращало мою жизнь в ад. Нет, он не перестал быть угрозой, но я узнала, что с ним можно бороться. Я примкнула к движению бодипозитива, стала более информированной. Теперь я отвечаю обидчикам и знаю, что говорить, чтобы защитить себя. Думаю и надеюсь, что когда-нибудь смогу разговаривать и со своим внутренним критиком так же уверенно, как с живыми оппонентами.

Зачастую люди изначально воспринимают толстых людей негативно – на такую волну нас настраивают СМИ, мода, реклама, политика, околомедицинские исследования. На этот фон накладываются индивидуальные причины: порой люди пытаются самоутвердиться за счет других; иногда используют метод шейминга в профессиональной сфере, пытаясь как бы показать, что я некомпетентна, ведь многие считают, что толстяки глупые, нерасторопные, ленивые и неинициативные; проявляют таким образом мнимую заботу. У родителей это: «Похудей, а то замуж никто не возьмет», у врачей: «Похудейте, а то проблемы с давлением не исчезнут». Осуждать толстого человека легко: окружающим кажется, что они имеют на это право, раз он в чем-то изначально не такой».

Скиннишейминг — это тоже страшно

В основе шейминга, независимо от того, что именно вменяется в вину жертве, лежит обвинение человека в его несоответствии определенным стандартам, сложившимся в сознании шеймеров. Был, например, известный случай с актрисой Галь Гадот, когда ее только утвердили на роль Чудо-Женщины и она начала набирать килограммы к съемкам. Актриса столкнулась с непониманием со стороны фанатов, считавших, что с такой фигурой на роль амазонки она не годится. Получается, наши стандарты не всегда ограничиваются худобой, — иногда и слишком худым людям приходится терпеть насмешки, называемые скиннишеймингом.

19-летняя Татьяна, которой на протяжении многих лет настойчиво указывали на изъяны ее фигуры, поделилась своей историей:

«Природа не наделила меня параметрами 90-60-90. Это не могло не стать причиной издевок со стороны моих одноклассников. Меня часто спрашивали, зачем я надеваю платья с декольте, если мне нечего им подчеркнуть, зачем встаю боком или спиной на фотографии, ведь мне нечего показать. У нас был достаточно дружный класс, поэтому шутки в мой адрес были более-менее безобидны, не было никакого особенного давления или унижений, но когда шутки по поводу твоего внешнего вида отпускаются каждый день, то невольно начинаешь думать, что с тобой что-то не так.

В итоге весь подростковый возраст я просидела на диетах, чтобы хоть немного приблизиться к внешности фигуристых девочек из пабликов Вконтакте. Мне хотелось стать еще худее, чем я была, чтобы размеры моей груди и бедер соответствовали остальному телу и смотрелись органичнее. В то же время я стала всеми честными и нечестными способами пытаться увеличить свои формы.

Шутки окружающих не имели цели морально «опустить» меня, в этом плане мне очень повезло, ведь я могла попасть в намного более агрессивно настроенную среду. Думаю, они происходили даже из зависти ко мне: несмотря на неидеальную внешность, я пользовалась популярностью у противоположного пола. Это дало мне понять, что общением я притягиваю людей куда лучше, чем внешностью. В институте, чтобы пресечь готовящиеся шутки на корню, я сама перестала акцентировать внимание на своих недостатках (ошибка, которую я постоянно совершала в школе), поэтому в новом коллективе издевок не было. Однако от внутреннего критика — своих собственных комплексов, внутреннего голоса, который глодал и упрекал меня за то, как я выгляжу, — я избавилась совсем недавно. Я перестала следить за своей внешностью ради других, теперь я делаю это для себя.

Я часто сталкиваюсь с мнением о том, что скиннишейминг — это не так страшно, как фэтшейминг. Я не согласна — думаю, это просто менее популярная проблема. В рекламе, на обложках журналов, на подиумах, в телевизоре мы видим в основном стройных девушек, поэтому многие считают именно их идеалом красоты, поэтому худым подростком «достается» от сверстников меньше, чем полным. Но это не значит, что скиннишейминг — это проблема второго плана и с ним не нужно бороться. Нужно».

Бодипозитив может нести вред

Среди противников фэтшейминга встречаются и люди, не поддерживающие идеи бодипозитива, принятия своего тела со всеми его недостатками, к которым в конце концов пришли Татьяна и Анастасия. Алина (имя героини изменено по ее просьбе) считает, что бодипозитивщики — те из них, которые считают, что свою полноту или излишнюю худобу надо полюбить, — несут людям вред:

«Все говорят: «надо любить себя», «хорошего человека должно быть много» — но это все полный бред. Я считаю, нужно следить за собой, заниматься спортом, особенно, если у вас есть лишний вес. Полнота почти всегда связана с болезнями: сахарный диабет, забитые холестерином сосуды, проблемы с давлением — все это вполне реальная угроза. Та же история с чрезмерной худобой: это не то чтобы некрасиво — просто нездорово.

Люди с лишним весом создают проблемы не только себе, но и окружающим. Вот представьте: вы сидите в самолете, рядом с вами — толстый человек, я не говорю о слегка полноватых, я имею в виду именно чересчур толстых. Он не может уместиться на своем сидении и вылезает за его пределы, от него, может быть, даже пахнет потом. Если он хочет выйти в проход, вам приходится буквально вжиматься в свое сидение и переставать дышать, чтобы позволить ему протиснуться. Вам приятно? Мне не очень.

Эти люди гробят свое здоровье, хотя могут изменить свою жизнь, сделать ее комфортнее. Но большинство из них придумывает себе какие-то причины этого не делать и говорит: «Раз я не могу стать лучше, буду любить себя таким. И вы меня любите». А с чего мне тебя таким любить, если ты просто не хочешь напрячься и измениться? Да, согласна, есть люди с серьезными заболеваниями, которые мешают похудеть, но ведь это совсем небольшой процент людей. Какое у остальных оправдание?

Разговоры про широкую кость и «У меня это генетическое, от мамы» — просто повод не работать над собой. Кто-то говорит, нет времени или денег, но на самом деле для похудения ни запредельного количества времени, ни огромных денег не нужно. Нужно всего лишь сделать усилие над собой и хотя бы по часу в день заниматься дома. Грамотный подход, правильный режим питания, ежедневная физическая активность, силовые тренировки — и все! Это элементарно. Пусть ты не станешь супер-моделью и не отрастишь себе восемь кубиков, но однозначно сможешь похудеть или набрать мышечную массу. Сейчас все нормативы, все диеты можно найти в интернете. Это вопрос твоих приоритетов — готов ты прикладывать усилия или собираешься вечно ныть, что никто тебя не любит и не понимает.

Каждый раз, когда я вижу полного человека, мне хочется к нему и сказать: все ты можешь, просто не хочешь. Это ни в коем случае не значит, что нужно унижать полных. Никого нельзя унижать. Но разве я не могу высказать свое мнение? В конце концов, у нас свобода слова. Не нравится терпеть — что ж, может, мне тоже не нравится. Не хочешь слушать язвительные комментарии — найди в себе силы измениться».

Реакция общества

Существует и другая точка зрения на проблему, представляющая бодишейминг естественной реакцией общества и сравнивающая его с правилами дорожного движения. Они заставляют водителя пристегиваться — хотя это вопрос его личной безопасности, никак не влияющей на окружающих, и, казалось бы, целиком и полностью его выбор, который следует уважать. Однако общество считает себя вправе диктовать нам свои условия: ты должен пристегнуться, иначе обязан будешь выплатить штраф. Почему обществу так принципиально положение твоего ремня безопасности? Потому что оно стремится по возможности сохранить (и чаще всего — увеличить) число своих членов, ему выгодно, если ты будешь жив, здоров и дееспособен.

То же самое и с худобой, граничащей с анорексией, и с лишним весом. Немного статистики: риск ранней смерти у человека с серьезным ожирением, согласно исследованию Медицинского центра Бостонского университета, на 73% выше, чем у здорового. Бодишейминг — это своеобразная реакция общества на этот риск потери людей. А агрессивный бодипозитивизм — «Я принимаю себя таким и не хочу меняться», — это, согласно данной точке зрения, проявление инфантильности, отрицающей серьезные последствия проблем с весом.

Справедливости ради нужно добавить, что и полнота бывает «здоровой» — как говорится, «все хорошо в меру». Однако грань между «здоровым» и «нездоровым» настолько тонка, что мало кто сможет прочертить ее со 100% уверенностью. В некоторых странах в людях ценятся именно полнота как проявление красоты и показатель здоровья — или, напротив, излишняя худоба. И хотя европейские стандарты в этом отношении вполне определенны, шейминг — не тот метод воздействия, к которому стоит обращаться в XXI веке. Толерантность превыше всего, и в наши дни пора бы уже научиться уважать друг друга и чужой выбор.

Рекомендуемые статьи

Close