ИскусствоКино

«Экстаз» — потрясающий танцевальный бэд-трип

В кинотеатрах заканчивается прокат «Экстаза» — последнего фильма Гаспара Ноэ. Это психоделическая экспериментальная картина, снятая на границе жанров хоррора, триллера и танцевального наркотического бэд-трипа.

Гаспор Ноэ – один из самых провокационных режиссеров современности, часто использующий шокирующие и откровенные приемы, которые порой превосходят по градусу жестокости даже великого и ужасного Ларса фон Триера. В «Экстазе» Ноэ также выступил монтажером и сценаристом, хотя о роли последнего в этом случае говорить несколько странно, поскольку команда приступила к съемкам, имея в качестве сценария только листок с описанием действия длиной в одну страницу.

Сюжет фильма достаточно прост —  выпускники академии современного танца устраивают прощальную вечеринку в здании заброшенной школы где-то на севере Франции. Молодые люди собираются вместе для репетиции танцевального шоу, после которого решают отпраздновать и выпить по стаканчику сангрии. Все бы хорошо, но постепенно выясняется, что в напиток кто-то подмешал мощный психоделик, накрывающий практически всех участников вечеринки. В начале зрителю сообщается, что «Экстаз» основан на реальных событиях. На самом деле, как говорил сам Ноэ в многочисленных интервью, никакой конкретной истории в виду не имелось. Это лишь игровой прием, позволяющий режиссеру затащить зрителя на границу документального и художественного кино. А сам Ноэ вдохновлялся личным опытом и говорил, что много раз бывал на подпольных вечеринках, где пьяные и одурманенные люди творили всякое разное.

Такой сюжет больше смахивает на городскую легенду. Подобных новостей можно найти немало, вот, к примеру, заметка о том, как в Германии на собрании гомеопатов в напиток кто-то подмешал мощный наркотик 2C-E. В письме Ноэ упоминаются газетные истории 1996 года, но никаких подтверждений этим событиям нет. Так что «Экстаз» получился в большей степени художественным фильмом, в котором наркотики — лишь предлагаемое обстоятельство для рассказа о том, как люди исступлённо теряют контроль над телом и разумом и идут прямиком в ад.

По словам Гаспара, с самого начала концепция состояла в том, чтобы снять фильм с самыми лучшими танцорами, которых они только могли найти как во Франции, так и за ее пределами. В рекордно короткие сроки съемочная группа нашла заброшенную школу в Витри и приобрела права на музыку, которую они хотели включить в фильм.

«Меня всегда завораживали ситуации, в которых начинает стихийно царствовать хаос и анархия. То же самое применимо и к моему творчеству. Величайшее удовольствие я испытываю тогда, когда ничего не пишу заранее и, насколько это возможно, позволяю действию развиваться на моих глазах – будто в документальном кино. Именно поэтому вместо обычного сценария я взял за основу столь громкую и сложную историю о танцорах, чей талант меня покорил», — говорил Ноэ.

Не считая первой сцены, поставленной хореографами, танцорам была дана «полная свобода выражения на их индивидуальном, близком к бессознательному, языке, который позволил выпустить наружу глубокие внутренние переживания». Съемки проходили быстро и с использованием длинных дублей, благодаря чему в феврале 2018 года режиссер снял необходимый материал всего за две недели. Вопреки стандартным пошаговым постановкам танцев, Гаспар подталкивал актеров имитировать состояние одержимости – «подобное трансу во время оккультных ритуалов».

Несмотря на выбранный стиль документализма и свободный творческий метод, все актеры оставались абсолютно трезвыми на протяжении съемок. Чтобы добиться от артистов убедительной игры, Ноэ показывал видео из интернета с людьми, поймавшими бэд-трип под ЛСД, крэком, другими веществами.

Наркотический эффект от просмотра усиливает манера съемки. Прекрасный оператор Бенуа Деби, работавшим с Ноэ в его предыдущих проектах, пускается во все тяжкие и снимает происходящий на экране хаос как угодно: сверху, снизу, сбоку и даже вверх ногами. Если во «Входе в пустоту» Деби удалось создать эффект выхода из своего тела, то в «Экстазе» он добился ощущения вездесущего психоделического духа, витающего вокруг персонажей.

У Ноэ не было цели через визуальные и звуковые эффекты показать измененные состояния сознания, переживаемые героями фильма. Напротив – он хотел, чтобы зритель увидел происходящее со стороны в документальном стиле. Чтобы подготовиться к сценам, танцоры прослушивали музыку, уже специально подобранную для фильма. Для отражения духа эпохи, изображённой в фильме, музыка – как энергичная, так и более мелодичная – была написана не позже середины 90-х годов.

Почти никто из артистов не является профессиональным актером. Единственной опытной актрисой, задействованной в проекте, стала София Бутелла, известная по фильмам «Kingsman: Секретная служба» и «Мумия». Все остальные были танцорами, не имеющими никакого опыта в съемках, поэтому они были максимально открыты к экспериментам и свободны на площадке. Режиссер говорил им: «Этот опыт может остаться для вас единственным в кино, так что получайте от него максимальное удовольствие». Они так и делали — очень многое предлагали привнести сами, особенно в плане движений во время танцев или во время прихода от наркотиков.

Среди участников проекта оказалась танцовщица русского происхождения Шарлин Темпл, проживающая в Петербурге. В одном из эпизодов картины она очень колоритно переходит на русскую матерную лексику. Прочитать интервью с ней можно на «Собаке» или Village.

  Шарлин Темпл, sobaka.ru

Перед просмотром нужно понимать, что «Экстаз» — это фильм, в большей степени рассчитанный на переживание, а не на интеллектуальное осмысление. Это визуальный бэд-трип длиной в полтора часа, способный «накрыть» зрителя ничуть не хуже, чем персонажей на экране. Это коллективное состояние хаотического экстаза, во время которого из человека выходят все потаенные импульсы, прежде всего связанные с тягой к сексуальности и насилию.

Как и в прочих фильмах Ноэ, в «Экстазе» есть скрытый пласт экзистенциальной философии. Ощущение от просмотра возникают примерно такие же, как от чтения пьесы Жана Поля Сартра «За закрытой дверью», откуда и пошла знаменитая фраза «Ад — это другие». Почти все представленные в картинке персонажи вызывают отвращение, раздражение и омерзение из-за своей глупости, жестокости, похотливости и эгоцентричности. На протяжении просмотра чувствуешь себя запертым вместе с этими героями в тесных школьных коридорах, откуда раздаются вопли, стоны и крики. Это удивительный опыт, от которого невозможно остаться равнодушным.

 

Рекомендуемые статьи

Close