ДепрессияПсихология

«Ты просто хочешь внимания!»: четыре истории о борьбе с депрессией

При слове «депрессия» у каждого возникают разные ассоциации. Кто-то думает об осени, кто-то видит перед глазами плачущую девушку с размазанной тушью, а кто-то представляет собственную смерть или не чувствует вовсе ничего. Что же такое на самом деле депрессия? Разбираемся вместе с психологом на примерах историй молодых девушек, страдавших от этого психического расстройства.

Автор: Анастасия Карякина

«Ты просто хочешь внимания!»

Сейчас в социальных сетях часто мелькает упоминание о депрессии. В Инстаграме все больше аккаунтов, где блогеры честно пишут: «Да, мне диагностировали депрессию». И под подобными постами можно найти сотни комментариев, по типу: «Да ты себе просто придумал/а! Руки-ноги есть, чего страдаешь?»

Насте 19 лет, и она учится на втором курсе факультета иностранных языков. Её история болезни началась почти четыре года назад, в 9 классе.

– Я начала понимать, что мне по жизни, – Настя на несколько секунд задумывается над словами. – как будто не везёт. Вокруг люди живут более яркой жизнью, чем я. А у меня как будто не так, как у всех.

Настя начала испытывать постоянную грусть и бессилие. А после и серьёзные перепады настроения.

– Я начала вести себя более агрессивно. Я могла совершать абсолютно необдуманные поступки. Например, швыряться вещами в комнате, могла наорать на маму, – речь Насти замедленна. Ей будто тяжело говорить об этом, будто это секрет, о котором нельзя говорить. – А могла неделями не выходить из комнаты.

Толчком к этому состоянию, как считает Настя, стал развод родителей.

– Да, они уже давно были в разводе, я еще в классе 7 была. Но осознание этой дикой ситуации пришло позже, как раз в 9 классе.

Расставание родителей Настя переживала и переживает болезненно – до сих пор мама и папа находятся в плохих отношениях между собой. До поступления в университет Настя жила вместе с мамой.

– Мама очень эмоциональный человек. Она могла орать, ругаться. В общем, вести себя очень эмоционально. Чересчур. Меня это пугало. И вот этот вот страх перерос в мой, – Настя снова задумывается. – как бы недуг.

Несмотря на то, что девушка жила с матерью, а не с отцом, первым проявил беспокойство именно он.

– Папа понял, что со мной что-то не так, нужно что-то делать. Он заметил, что на наших встречах у меня постоянно нет настроения, у меня нет желания разговаривать, – Настя не слишком чувствительный человек, но некоторые темы разговоров с отцом могли довести до слёз. – Меня трудно вывести на эмоции. И папа заметил эту перемену. Папа понял, что есть проблемы и в моих взаимоотношениях именно с мамой. Он предложил помощь, — Настя немножко запинается на этом слове. – Специалистов.

Девушка уже и сама понимала, что так продолжаться больше не может, что нужно предпринимать какие-то меры. Но признать проблему Настя боялась. Как окружение могло воспринять этот факт?

– Я боялась, что люди будут странно про меня думать. Или наоборот будут говорить, мол, «вот, у нее все нормально, она просто себе придумывает, просто хочет внимания».

По данным Всемирной Организации Здравоохранения, несмотря на существующие действенные методы лечения, менее половины страдающих от депрессии людей получают эту помощь. В некоторых странах всего 10% заболевших принимают эту помощь. Одна из причин – боязнь непонимания окружения, как это было у девушки.

Настя убеждала отца, что у нее все в порядке, откладывая процесс лечения. Но в 10 классе произошёл переломный момент, после которого девушка поняла – нужна помощь, иначе она просто сойдет с ума.

– Мой мозг генерировал события, после которых я умираю. Я не знаю, как это объяснить, – Настя пытается привести пример. – Я видела окно, и мысль: вот сейчас я могу выпасть из окна. Я подходила к этому окну. Или я там возьму сейчас нож и порежу себя, — эти «видения» пугали девушку. – У меня была дрожь какая-то нереальная, паника. У меня начали появляться панические атаки.

Панические атаки происходили сначала днем, потом Настя стала просыпаться по ночам.

– Просыпалась. Задыхаюсь, я прямо боюсь, мне страшно. И я просто стала бояться того, что я как-то могу навредить себе. И это кончится чем-то плохим.

Настя поняла, что без помощи ей не справиться. Родители в такой ситуации мало чем могли помочь, а друзей у девушки на тот момент почти не осталось – из-за болезни, Настя почти перестала общаться с товарищами.

– Я ничего не делала: сидела дома. Да, учила уроки, читала книжки, слушала музыку. Но все это проходило фоном, как будто все делалось на автомате. Я поняла, что мне больше некому сказать, и я обратилась к папе: да, папа, мне нужна помощь.

Отец и дочь обратились к психотерапевту.

– С врачом мы просто разговаривали. Наверное, это было нужно на тот момент. Первое время я не понимала смысла этих походов. Я чувствовала себя некомфортно – не знаю я этого человека. Стеснялась говорить правду. Я не люблю жаловаться на жизнь – я лучше перетерплю в себе, переборю, и все.

Однако врач не заставлял Настю «оголять» душу перед ним. И постепенно девушка начала доверять своему врачу.

– Я начала рассказывать о своих мыслях. Он начал искать корень проблемы, – Настя при упоминании этого момента говорит спокойно. – Я долго не хотела признавать, что все проблемы идут от последствий развода: мамины истерики, настраивание меня против папы. Я ее безумно люблю, но этот «подаренный» ею период наложил тяжелый отпечаток.

Когда девушка начала говорить о своих мыслях, и когда ее стали слушать, Насте стало легче.

– В ситуации «мама-папа» меня вообще никто не слушал. Они выясняли это между собой. Вот эта вот ругань, гавканье. А я была просто потерпевшей. И вот наконец-то нашелся человек, который выслушал, что я думаю по этому поводу. Я поняла, что имею право на слово,– говорит Настя. После этого она тяжело вздыхает.

Встречи проходили два раза в неделю. Психотерапевт дал Насте направление к психиатру, который мог выписать необходимые медикаменты.

– Мне прописали антидепрессанты. Грусть и подавленность можно было исправить терапией без таблеток. Но у меня были признаки, что я не могу справиться без них. Панические атаки просто так бы не прошли.

Все эти события, обращение к специалистам, произошли лишь в одиннадцатом классе. То есть, лишь два года спустя после начала проблем. Полгода терапии. И перед ЕГЭ Настя приостановила процесс лечения.

– Я поняла, что на тот момент мне нужно было думать о поступлении. О вузах, о ЕГЭ. На время мы приостановили курс лечения. Я пропила курс таблеток, но они имели очень сильные побочные эффекты: я хотела постоянно спать, постоянно чувствовала усталость. А в ситуации с ЕГЭ это очень бы помешало.

Насте поставили диагноз: депрессивное расстройство. Как объясняет девушка, это заболевание отличается от депрессии:

– Депрессию может испытывать любой человек на разных этапах своей жизни. Это не так страшно. Но бессонница, тошнота, проблемы с аппетитом – это уже признаки депрессивного расстройства.

Настя сдала экзамены. Сложный этап закончился, впереди ждала новая жизнь. После одиннадцатого класса жизнь Насти приобрела какие-то новые краски. Психотерапевт был доволен результатом лечения, Настя переехала в Москву.

– Я начала учиться справляться с различными тяжёлыми ситуациями сама. Я знаю, как теперь с ними справляться.

Урок практики речи английского языка. Каждый рассказывает подготовленный монолог про человека, которого ты уважаешь. Настя рассказывает про отца. Она научилась говорить о своей проблеме и справляться с ней.

Хандра или депрессия?

– У каждого человека может случиться плохой день, – объясняет психолог Наталья Михайлова. — Сложности на работе, проблемы в отношениях, заболевание — любой стресс способен испортить настроение, иногда надолго. Грусть и подавленность — это нормальная реакция на тяжелые жизненные обстоятельства, например, на потерю близкого человека. Но у некоторых людей печаль, тоска, плохое настроение, отчаяние, апатия, чувства беспомощности, бесполезности и никчемности могут длиться неделями, и в значительной степени мешать работе, учебе, общению и другой деятельности. В таком случае, возможно, человек заболел депрессией. Это не просто капризы, слабоволие или лень, которые можно «взять и перестать». Это заболевание, которое, к счастью, можно вылечить.

У депрессии много признаков и симптомов. Помимо неприятных эмоций и негативных мыслей, может снизиться активность или что-то начнёт физически болеть, например, голова или шея. Диагноз, разумеется, должен поставить квалифицированный врач (психиатр или психотерапевт), но традиционно считается, что для депрессии характерны:

  • Подавленное или плохое настроение в течение дня, особенно с утра;
  • Усталость, снижение энергичности, проблемы с концентрацией внимания, принятием; решений и сосредоточенностью;
  • Чувство вины или никчемности, бесполезности своего существования;
  • Изменения в режиме сна: его мало, или, наоборот, слишком много, по сравнению с тем, как было раньше;
  • Изменения в весе: вес снизился или увеличился, при этом не было никаких специальных действий для набора или снижения веса;
  • Потеря интереса к обычным делам, прекращение занятий, которые раньше приносили удовольствие;
  • Мысли о смерти или о суициде;
  • невозможность отдохнуть или наоборот, заторможенность.

Необязательно должны присутствовать все признаки до единого, но пять или более признаков из этого списка, которые длятся на протяжении более 2-х недель, заставят врача заподозрить депрессию. Могут быть и другие симптомы: постоянная низкая самооценка, раздражительность, усиление тревоги, уже упоминавшиеся боли, которые не связаны с другими заболеваниями, потеря чувства голода и так далее.

Если вы заметили подобные симптомы у себя или своих близких, вы можете обратиться за помощью к психологу Наталье Михайловой и проконсультироваться онлайн на сайте: https://www.nmikhaylova.ru

«Тебе нет 18!»

 

– Да какая депрессия у подростков? Вообще, до 25 лет не может быть никакой депрессии, маленькие еще, не с чего депрессию получать! – говорят некоторые «взрослые» из моего окружения.

Нашу героиню тоже зовут Настя, и она учится на том же курсе, той же программы «Иностранные языки». Насте 20 лет, и ее проблемы начались еще в детстве.

– У меня всегда был высокий уровень тревожности, – рассказывает Настя. – Можно представить, что такое состояние ни к чему хорошему не может привести.

Постоянная тревога. Детские травмы. Весь этот букет вылился в депрессию. К 13 годам панические атаки, перепады настроения, слёзы для Насти стали обычным делом. Всё это усугубляло отношение близких людей к проблемам девушки:

– «Да ты перерастёшь! Ерунда! Ты напридумывала себе!» и прочие фразы тоже давили на меня, – рассказывает со смешком в голосе Настя.

Когда психологическое состояние ребёнка значительно ухудшилось, родители всё же поняли, что нужна помощь.

– Я начала ходить по психологам и психиатрам. Что, в принципе, было приключением, — шутит девушка. – Некоторые врачи сначала не хотели меня брать, потому что боялись. Во-первых, мне не было восемнадцати, во-вторых, они боялись, что из-за депрессии я могу убить себя. Конечно, они понимали, что это позитивно на них не отразится.

В 17 лет Насте всё же удалось найти врача, который был готов помочь.

– Я начала нормальное лечение. Пью таблетки, регулярно хожу на приёмы, пытаюсь, всё-таки, влиться в социум, – девушка смеется. – Сейчас мне 20. Иногда накатывает либо тревога, либо депрессия, и ты давишься от того, насколько тебе плохо. И я даже предполагаю, что возможно, возможно, – второе слово она произносит с нажимом. – я никогда не излечусь, но сейчас всё равно мне намного лучше, чем было раньше.

Депрессии все возрасты покорны

По данным все той же Всемирной организации здравоохранения, каждый год из-за депрессии совершает самоубийство около 800000 человек. Суицид – вторая по значимости причина смерти людей в возрасте от 15 до 29 лет.

– Депрессией можно заболеть почти в любом возрасте, – объясняет психолог Наталья Михайлова. – это происходит и у детей, у подростков, в юношеском возрасте, и, разумеется, во взрослом и пожилом. Так что, никто не застрахован. Почему кто-то заболевает депрессией, а кто-то — нет, на сегодняшний день не совсем однозначно понятно. В некоторых случаях депрессию провоцируют серьезные и драматические перемены в жизни, но не всегда. В некоторых случаях, депрессия может возникать из-за стресса, неблагополучия в семье, может сопровождать другие болезни и т.п., но иногда она возникает просто сама по себе. На этот счет есть несколько гипотез, например, о недостатке в организме определенных веществ, например, серотонина и дофамина или об определенных особенностях мышления, но мы не можем утверждать абсолютно точно, что знаем причину возникновения депрессии.

Бесследно ничто не пройдёт

Даше 18 лет. Она знакома с депрессией с 12 лет.

– Извини, я только сейчас закурю, – она поджигает сигарету. – это было лето, мне было 12. Но, как и все женщины в моей семье, я выглядела старше – на 15, на 16 лет. Я поехала на дачу к бабушке. Там познакомилась с компанией, где был один такой типичный плохой мальчик.

Этому мальчику было 15. Несмотря на то, что по началу ребята не испытывали друг к другу особой симпатии, они начали общаться.

– Он был из неблагополучной семьи. Хулиган такой. Но, естественно, мне было 12, я всё это романтизировала, – у Даши в голосе слышится горькая усмешка.

Даже сейчас девушка помнит дату – 27 августа. Ребята договорились встретиться перед началом учебного года.

– Он приехал из Долгопрудного в Москву. И когда мне оставалось перейти дорогу, чтобы его встретить, меня сбивает машина, – рассказывает Даша.

К счастью, девушка отделалась лишь сотрясением и ушибами.

– Но из-за того, что я несколько дней тупо лежала, не могла ходить, как мне кажется, именно тогда у меня началась депрессия. Начала развиваться.

После этого инцидента, Даша продолжила общение с молодым человеком. Спустя неделю, он предложил ей встречаться.

– Мне казалось, что все хорошо, но на самом деле это было не так. Он унижал меня, оскорблял по поводу внешности, по поводу мозгов, – девушка вздыхает и чуть смеется. – Хотя он сам, конечно, ни бум-бум вообще, абсолютно.

Молодой человек Даши писал ее одноклассницам с предложением встретиться, погулять. А через три месяца отношений, он начал принуждать девочку к сексу.

– Я думала, что это абсолютно нормально. Да, мне было неприятно, но я считала, что не имею права, не могу его потерять, – потом иронично добавляет. – Потерять такой кусок дерьма, да. Естественно, я на это соглашалась, но до полноценного секса не дошло.

Вся история длилась на протяжении семи месяцев. До одного инцидента с одноклассницей девушки.

– Якобы она из-за него резала вены. Вмешались мои родители. Мне запретили с ним общаться, – Даша делает небольшую паузу. – Тогда я этого не понимала, но это очень сильно пошатнуло мою психику.

На тот момент Даша училась в школе с углубленным изучением изобразительного искусства, которая устраивала поездки, так называемые пленэры в другие страны.

– Это было в конце апреля. То есть родители вмешались, мы расстались. Я очень страдала… И тут я еду в Польшу, – рассказывает девушка.

Тогда Даше уже было 13. В Польше девушка начинает общаться с переводчиком, который был предоставлен группе.

– Ему 23. Ничего в этом такого плохого не было, – Даша как будто немножко мешкается, не зная, как доказать, что это было просто дружественное общение. – Просто многие девочки в классе плохо ко мне относились. У меня у первой в классе появился парень, всем казалось, что это так круто. Хотя лучше было бы, чтобы этого парня не было вовсе, — последнюю фразу она произносит чуть тише.

Новый знакомый девушки заметил, что девочка зажата, что с ней никто не общается. И он понял, что Даше нужна помощь.

– Вот эти две недели в поездке мы с ним общались. Потом обменялись страничками «Вконтакте» и уже переписывались в сети.

Летом Даша вновь едет на дачу к бабушке. Вновь возобновляется общение с бывшим парнем. Вновь принуждение к сексу.

– Я возвращаюсь в Москву, – снова делает паузу, и, с тяжёлым вздохом, продолжает. – И мои родители объявляют о разводе.

В отношениях с родителями сейчас у Даши все в порядке. Она живет с матерью, постоянно общается с отцом.

– Но все равно, мне было 13, для меня это был достаточно большой удар.

Даша продолжала по сети общаться с новым другом из Польши.

– Мы общались на абсолютно разные темы. У нас были огромные, километровые письма. Но в них не было никакого намека. Естественно, как я могла не влюбиться. Конечно же это пустило меня потихонечку под откос.

Ситуация усугублялась на тот момент легким увлечением диетами, увлечение пабликами «Вконтакте» наподобие «Типичной Анорексички».

– Видимо, те слова моего бывшего парня, который меня постоянно унижал, я решила худеть, – в историю с похудением Даша не углубляется, лишь упоминает, что пик расстройства пищевого поведения пришёлся на 14 лет.

Помимо этого, девушка переживала из-за отношений с другом из Польши.

– Я плакала каждый день. Я начала резать себя. От моральной боли у меня жутко болела грудная клетка, я не спала по ночам. В 8 классе я посещала школу от силы два раза в неделю, потому что я просто не могла встать с постели, у меня начался жуткий депрессняк.

В 15 лет Даше стало легче. Она набралась смелости, и рассказала о своих чувствах к другу.

– Но, естественно, – Даша горько смеется. – Это не оказалось чем-то взаимным. Он общался со мной, потому что… Не знаю, насколько это правда, но мне многие говорили, что в 14 у меня было побольше мозгов, чему ровесников. Не знаю, но он говорил, что ему со мной интересно, и он говорил, что видит человека, каким сам был в этом возрасте.

Ребята приняли решение на время приостановить общение и переписку.

– Лет до 17 я не могла отпустить свои чувства, – говорит Даша.

В 16 лет у сестры девушки свадьба. Даша была в роли свидетельницы.

– На свадьбе я знакомлюсь со свидетелем, – Даша иронично улыбается. – Который старше меня на 10 лет. Которого так же, как и того парня из Польши, зовут Артём.

Молодые люди сразу понравились друг другу.

– Но он сопротивлялся отношениям. Как-никак, такая разница в возрасте, – Даша задумывается на несколько секунд. – И вот с ним я впервые себя человеком почувствовала. Почувствовала, что ко мне относятся не как к куску мяса.

Проблемы первых отношений не могли не оставить свой отпечаток. Несмотря ни на что, они явно проявились как раз в тот период.

– Довольно часто были ситуации, что я либо переставала понимать, что происходит, либо уже после секса, когда он засыпал, я максимально от него отодвигалась. Мне хотелось либо его убить, либо чтобы он просто ушёл, я не хотела, чтобы он прикасался ко мне, –рассказывает о своих ощущениях Даша. – Я разговаривала об этом со своим психиатром. Она спрашивала: «У тебя чувство, будто тебя изнасиловали?». И я могу сказать – да. Это оно.

Депрессия никуда не ушла. Отношения к Артёму из Польши тоже не угасли.

– Полнейшая апатия. Я не видела никаких перспектив в своей жизни.

Так жизнь дальше продолжаться не могла. Не могло и состояние девушки оставаться незамеченным.

– Однажды я в очередной раз не пошла в школу. Маму это откровенно задолбало. И она сказала: «Всё, мы едем в НИИ [Научно-исследовательский институт психиатрии]».

Девушка пролежала в дневном стационаре месяц.

– Я была абсолютно опустошенным человеком, я не видела смысла в жизни вообще. Но мой парень, – Даша слегка запинается. – Скажем так, он мне помогал.

Естественно, девушка начала проходить курс медикаментозного лечения. К лету состояние было совершенно другим.

– Но это было не нормальное состояние. Это был уже маниакал, – объясняет девушка.

Летом девушка рисовала по три работы в день, активность зашкаливала. А осенью она снова погрузилась в состояние до лечения.

– Школу я посещала чаще, чем в 8 классе. Я ходила на курсы в университет. К ЕГЭ я не готовилась от слова совсем. Спала, отправлялась на курсы, – вспоминает Даша.

Девушка не верила в то, что может поступить в университет. Плюсом добавлялись проблемы в отношениях: у молодых людей были разные цели в жизни, разные планы.

– Ему нужна семья, дети, а я хочу уехать в Чехию и никакие дети мне не нужны, – рассказывает девушка.

Расставание, после которого девушка почувствовала себя лучше, начала готовиться к экзаменам, которые вопреки своим ожиданиям, сдала на отлично и поступила на бюджет.

– К лету, к экзаменам, я могу сказать, что уже излечилась, – с лёгкой радостью в голосе говорит Даша. – Но я точно могу сказать, что мой бывший, с которым у меня до сих пор очень странные отношения, мой первый парень, развод моих родителей, смерти, которые меня сопровождали и похудение, которое до сих пор не отпустило – слепило меня таким человеком, какой я сейчас являюсь.

Я вообще ничего не ощущала

Алёне 23 года. Проблемы длятся уже около 4 лет.

Изначально врачи поставили Алёне неверный диагноз.

– У меня, по сути, пограничное расстройство личности. Это ярые, резкие перепады настроения, – рассказывает Алёна. – то есть если биполярка [биполярное расстройство] – это плавные переходы (грубо говоря, три недели тебе хорошо, а четыре – плохо), то пограничное расстройство личности – это когда тебе просто резко переклинивает: вот ты сначала смеялся, а потом резко зарыдал, ни с чего просто, – объясняет девушка.

Диагноз, который сначала поставили Алёне, на медицинском языке отмечается как F32.8 – Депрессивный эпизод. «Другие депрессивные эпизоды» – если быть точным. Первый эпизод, который вспоминает Алёна, произошёл в 2014 году.

– Это было зимой, я вообще ничего не ощущала. Ты, вроде бы, что-то пытаешься начать делать, но ты не можешь себя замотивировать тем, что у тебя будет какой-то результат, – рассказывает девушка. – «Вот, ты начни, что-то получится». Нет. Всё упирается в то, что ты абсолютно уверен, что ничего не выйдет. Просто потому, что всё бессмысленно.

На тот момент Алёна серьёзно «увлекалась» алкоголем. Это помогало забыться. Такое состояние длилось два месяца. В 2016 году Алёна вспоминает период с января по апрель:

– Я вообще не появлялась в институте. Я не могу сказать, что у меня был депрессивный эпизод, или что мне чего-то не хотелось, потому что я не помню причин, у меня есть провалы в памяти.

Следующий эпизод, который помнит девушка, пришёлся на окончание университета, в 2017 году.

– Август, сентябрь и октябрь меня снова накрыло. Я не ощущала ничего внутри. Я себя ощущала никакой. У тебя нет хорошего, нет плохого. Тебе никак.

Алёна разговаривала об этом состоянии со своим лечащим врачом:

– Она меня спрашивала: «А как ты дышишь?» А я понимаю,  что я не знаю как дышать, я лёгких не ощущала, я даже несколько секунд не могла дышать, потому что я не знала, как.

Алёна смотрела на людей вокруг. Каждый был чем-то занят, что-то испытывал: кто-то учился, кто-то работал, кто-то был счастлив.

– А я просто начинала что-то делать, и не могла ни на чём сконцентрироваться более, чем на 20 секунд. Меня отвлекало всё.

На фоне этого к Алёне в голову стала приходить мысль: я дефектная, я неправильная. В жизни из-за тотальной пустоты девушке не хотелось ничего.

– Когда ты занимаешься с психологом, ты должен знать, чего ты хочешь получить. Я всегда говорила: «Я хочу захотеть, просто захотеть».

Не работал даже инстинкт самосохранения. Когда в этом состоянии её сбивала, к счастью несильно, машина, Алёна даже сгруппироваться не могла. Не было и испуга. Сильные перепады настроения на постоянной основе. Алёна понимала, что это неправильно:

– Я говорила врачу: мне не всегда плохо. И мама замечала: вот ты говоришь сначала с одним человеком, через 5 минут это абсолютно другая личность. Но врач убеждал, что нет-нет, это депрессия.

В марте 2018 случился откат в депрессию. Толчком этому послужило прекращение общения с близким другом, которое произошло в 2016.

– Возможно, моя психика и мой мозг проанализировали, почему, но сама я не осознавала причины. – Состояние было таким: будто ты совершил плохой, ужасный поступок, после которого вообще ничего не имеет смысла, – Алёна постоянно плакала, состояние ухудшалось. – У депрессии бывают разные подвиды. Та депрессия, которая была тогда, психологи называют «плачущей» или «ноющей».

Алёна показывает свои рисунки – отражение того, что происходило внутри.

«Нужен?»

«Друг — это навсегда»

«Потерянный»

«Диалоги о выходе туда»

Без названия

«Падение»

«Суицид»

Это состояние продлилось с марта по апрель.

– А потом оно как-то ушло. Я ничего не делала, но в мае стало полегче. После этого откатов пока больше не было.

29 октября 2018 года обратилась к другим специалистам-психотерапевтам из разных стран по поводу своего состояния. Подтверждение – ПРЛ (пограничное расстройство личности), а не депрессия. Именно депрессия была, но не на постоянной основе, как считали врачи из «НИИ Психиатрии».

Времени и денег было потеряно много. К тому же, всё это время Алёна пила таблетки, антидепрессанты, которые никак не могли помочь её состоянию. По данным ВОЗ, одной из причин такого большого количества людей, не получающих необходимую помощь, является неточный диагноз, в результате которого пациентам прописываются лекарства, которые не могут помочь.

С мая Алёна перестала посещать своего психолога:

– Какой смысл ходить к человеку, который вроде как должен помочь тебе решить проблемы, а ты к нему приходишь на приём и думаешь, как после спрыгнешь с моста?

С мая у Алёны не было откатов. Но никто не знает, когда и как может произойти рецидив, и чем это может закончиться.

Что же делать?

– Депрессию можно и нужно лечить, – говорит психолог Наталья Михайлова. – Чем конкретно — будет зависеть от степени её тяжести и предполагаемых причин заболевания, это определяет лечащий врач. Как правило, назначаются лекарства и психотерапия. Есть исследования, которые показали эффективность как отдельно лекарств, так и в сочетании с психотерапией. Возможно, понадобится что-то изменить в жизни: образ жизни или токсические отношения.

Не бойтесь сказать близким, что у вас есть проблемы, и не бойтесь признаться в этом себе. Депрессия – это не просто плохое настроение. Это заболевание, с которым нужно бороться.

 

Рекомендуемые статьи

Close