ИскусствоКино

«Мир юрского периода 2»: динозавры в нашем доме

Неделю назад в России наконец-то наступил «Юрский период». Вышла вторая часть ребута франшизы про динозавров Jurassic World: Fallen Kingdom и сразу попала на первое место по сборам, обогнав Дэдпула, Хана Соло и всех остальных. На его долю пришлось 70% кассы кинотеатров большой десятки. Чем же зацепил зрителя фильм – читайте в этой рецензии.

Автор: Лада Искандерова

Хочется сразу отметить, что «Закат царства» (вместо двойки в английской версии – приставка «Fallen kingdom») – самый мрачный фильм за всю историю франшизы. Это признали абсолютно все критики индустрии. Но это не так уж и плохо. Безусловно, на истории о людях, которые столкнулись с древними, почти не убиваемыми гигантами-динозаврами выросло несколько поколений. И в первую очередь, по тону и сюжету, Парки Юрского периода – это детские фильмы. Удивительно, но все могло измениться еще в 1993 году. Дело в том, что на режиссерское кресло претендовал не только Стивен Спилберг, но и Джеймс Кэмерон, известный нам по фильмам «Чужой», «Терминатор» и «Титаник». Кэмерон признается в интервью, что в тот период сам хотел экранизировать историю, но получилось бы у него что-то вроде «Чужого с динозаврами». И вряд ли такой мрачный тон снискал бы успеха, ведь динозавры – это преимущественно детская забава. Но теперь, когда дети выросли – запустить глубокий, серьезный и мрачный фильм в праздничной обертке – довольно логичный, но вместе с тем и смелый ход.

Режиссер фильма – Хуан Антонио Байона – не дебютант, но пока что и не самая заметная фигура на голливудском поле. Однако, последний его фильм «Голос монстра» был тепло принят и критиками, и зрителями. Все его фильмы – всегда мрачные, наполненные глубокими аллегориями, готическими мотивами и одиночеством, замкнутостью и общей теснотой существования. Не без них обошелся и «Мир Юрского периода 2». Удивительно, как в абсолютно зрелищном фильме уживается массовая парадигма и авторские концепции режиссера. Так, например, совершенно потрясающе выглядит огромный динозавр, который, как будто трансильванский оборотень, рычит на Луну, взобравшись на готический особняк.

В этой связи следует отметить потрясающее художественное решение фильма. Очевидно, сценаристы сознательно вывели историю за рамки леса и наконец-то динозавры перенеслись в более привычную человеку среду – дома. Это не может не радовать, потому что знакомая схема люди-джунгли-динозавры-погоня порядком поистрепалась и требовала определенных вливаний чего-то свежего. Оно и произошло. Динозавры наконец-то стали гораздо ближе. Но дом, который показан в фильме – это настоящее произведение готического искусства. Если присмотреться – то дом полупустой, почти стерильный. Детская в нем больше напоминает локацию из ужастика, а подземный тоннель в мрачную лабораторию невольно навивает что-то из Бетмена. Единственное место, где есть хоть какая-то жизнь и тепло – зал-музей истории динозавров. Особняк больше похож на кукольный. И когда в него врывается дикая необузданная сила – дом разлетается в щепки.

Операторские акценты тоже расставлены верно, хоть иногда и чрезмерно. Так, например, любое положительное соприкосновение динозавра и человека – это всегда мягкий, теплый контровой свет, почти романтическое свечение вокруг. От этого к концу фильма начинаешь уставать, если замечаешь.

Теперь немного о сюжете. Вопрос основного месседжа фильма – это вопрос, который ты задаешь себе после выхода из кинотеатра. Это то, что останется с тобой, о чем ты будешь думать, если фильм пришелся по вкусу.  Безусловно, «Парк Юрского периода» – это аудио-визуальный шедевр, но как дела обстоят с содержанием?

Динозавры скоро вымрут вновь из-за извержения вулкана на острове. Фильм начинается с довольно резонного замечания о том, что динозавров надо оставить вымирать, так как они опасны для человеческого общества. Я уже не говорю о том, что динозавры 21 века – это в принципе дело человеческих заигрываний с генетикой.  Далее мы перемещаемся в клуб зоозащитников, которые во главе с рыжеволосой Клэр из первого фильма (Брайс Даллас Ховард) безуспешно пытаются организовать спасательную операцию для древних. Довольно забавно, что практически никто из зоозащитников живьем динозавров не видел ни разу в жизни и их реальной угрозы представить не может.

И вот, у зоозащитников появляется возможность перевести динозавров на новое место, где якобы не будет ни людей, ни клеток. Смущает только, что есть ко всему прочему еще огромные водоплавающие, которых островом не удержишь. Но в кадре это не смущает никого. В свой отряд Клэр берет бывшего (Крис Пратт). Но доблестные спасатели своего не добиваются – их пытаются убить, динозавров запереть и продать. А из самой интеллектуально развитой динозаврихи сделать суррогатную мать для генетического чудовища, у которого в жизни нет никаких желаний, кроме как убивать.

Довольно плачевный вывод – хотел как лучше, а получилось как всегда. И хоть в финале все происходит логично, все акценты встают на свои места, а все выводы сделаны правильно – есть и ложка дегтя в виде толерантного зоозащитного месседжа. И, как и в любом другом проявлении толерантности сегодня – меры сценаристы не знают. Это можно сравнить с фильмами, в которых женщины занимают ведущие роли в сценарии только потому, что они женщины, а не потому что они прошли путь героя (как в последних Звездных войнах). Или когда мораль и нравственность переворачиваются с ног на голову ради приема (сериал «Рассказ служанки»). Так же и в «Юрском периоде». Безусловно животных надо спасать, а слабым нужно помогать. Но многотонный динозавр – не слаб и более того – уже давным-давно естественно вымер. Поэтому истерия вокруг спасения генетически выведенной формы жизни, которую можно вывести вновь – это само по себе не очень логично.

Остальные сюжетные ходы и линии вопросов не вызывают. Фильм действительно сделан на высоте. Если отмести идеи толерантности, месседж фильма звучит гораздо проще и понятнее: человеческая алчность погубит человека. И алчность заключается не только в желании купить то, что ему нем принадлежит. Алчность заключается в отчаянном желании человека победить в себе образ бога и стать богом самому себе. Ведь стремление купить и подчинить себе то, что сильнее тебя – равносильно и желанию спасти это что-то ценой миллионов человеческих жизней.

Рекомендуемые статьи

Close