Социум

Карлсон, который ходит по крыше: Интервью с московским руфером

Их называют «крышнаитами», «крышерами» или «крышелазами», хотя большинство из них пользуется простым англицизмом «руфер» — от слова «roof», крыша. Они занимаются тем, что забираются на крыши высотных сооружений, в основном жилых домов. Цели у всех разные: кто-то хочет адреналина, кто-то занимается стрит-артом, кому-то нужны необычные кадры для Инстаграма, а кто-то просто ищет романтики.

Сложно сказать, когда именно зародилось их движение: некоторые уверяют, что появилось оно именно тогда, когда человек придумал первую крышу — ведь для того, чтобы ее закончить, ему пришлось на нее залезть. Точно можно сказать одно: в начале двухтысячных по Европе прокатилась волна интереса к этому ответвлению urban exploration (то есть индустриального туризма и городских исследований) и в конце концов дошла до России, покорив Санкт-Петербург: во-первых, жилые дома в городе на Неве примерно одной высоты, поэтому переходить с одной крыши на другую не так уж сложно; во-вторых, Питер построен на равнине, поэтому здесь почти с любого здания открывается роскошный вид на весь город.

Руфинг в Санкт-Петербурге развился настолько, что из простого развлечения постепенно превратился в прибыльный бизнес — город пестрит объявлениями «Экскурсии по крышам», то нарисованными на асфальте, то написанными на плакатах в руках у парней и девушек, поджидающих туристов у метро. Самые находчивые руферы проводят на крышах не только экскурсии, но и фотосессии, свидания, даже свадьбы.

О питерских руферах известно много — они дают интервью, раскручивают свои видеоблоги, сотрудничают с турфирмами. За пятнадцать лет они стали настолько популярны, что поездка в Питер теперь практически немыслима без прогулки по крышам. Московские же руферы остаются вечным «вторым номером»: они не так известны, гораздо менее заметны и неотъемлемой частью города еще не стали. Мы решили исправить эту несправедливость и дать слово руферу из Москвы.

Автор: Жанна Нейгебауэр

Руфер Антон

Про себя

Меня всегда влекла атмосфера урбана — все эти городские виды, ржавые трубы и прочее. К тому же, я увлекся фотографией, поэтому нашел себя в жанре городских пейзажей — крыши пришли как средство, инструмент. Во-первых, с них получаются красивые виды, а во-вторых, снимать проще, нет ничего лишнего, никаких проводов или фонарей. Раньше я мог забраться куда угодно, главное, чтобы вид хороший был, ну или ради компании — хотя я обычно лазаю один, что среди руферов встречается довольно редко. Сейчас, правда, немного обленился.

Источник: Инстаграм Антона

Про сообщество

У руферов сложилось не то чтобы свое субкультурное сообщество, просто те, кто лазает давно, так или иначе пересекаются на крышах, поэтому все знают друг друга. Новички, когда заинтересовываются, смотрят в интернете фотографии, а по ним несложно найти самые простые облюбованные места, ставшие у нас классикой. Если поднимаются туда в хорошую погоду — почти наверняка встречают там компанию руферов, знакомятся, обмениваются инстаграмами, контактами, вливаются.

У нас есть несколько небольших компаний — если не друзей, то как минимум приятелей, которые улыбаются друг другу при встрече, могут, если что, помочь, куда-то вместе слазать. Среди московских руферов преобладает скорее взаимопомощь, чем конкуренция, (в Питере, наоборот, рассказывают про войны между руферами разных районов, — прим. интервьюера) — хотя если ты новичок, то не факт, что тебя сразу встретят с распростертыми объятиями. Полазаешь какое-то время, хорошо себя зарекомендуешь — тогда почему нет, думаю, все будут нормально общаться.

Источник: Инстаграм Антона

Про поиск крыш

Если приложить голову, забраться можно почти куда угодно — нужно выбирать, исходя из цели. Хочешь отдохнуть — выбираешь крышу, где подъем легкий; хочешь пофотографировать — красивые виды, наоборот, чаще со сложных зданий открываются. Могу поспрашивать у знакомых, взять какие-нибудь рекомендации, могу просто выбрать район на карте и походить, посмотреть, где подняться можно.

Источник: Инстаграм Антона

Про отношение к школьникам

Принято считать, что сейчас появилось внезапно много руферов-школьников, но их вообще всегда было много. Я лазаю года с 2013, они уже тогда подтягивались. Было к ним какое-то негативное отношение, просто в сообществе, не у меня лично. Есть такая группа Вконтакте — «Высокие крыши Москвы» — вот там «старички» все время ругали в комментариях фотографии новичков (зачастую справедливо, школьники не очень хорошо фотографируют). Относились с легким презрением. Школьники, в свою очередь, тоже не всегда корректно и адекватно себя вели. Ходить по бортикам и свисать с крыши — это одно, а когда ты приходишь на крышу и устраиваешь там пьянки, все вокруг крушишь — это другое. «Олдовые» руферы, надо признать, тоже иногда такое вытворяли, но к этому относились по-другому: «Он, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын». Он свой. А тут пришли какие-то непонятные ребята и устроили дебош. К тому же у первооткрывателей тех крыш, которые сейчас считаются «баянами», сложилась некоторая ревность — мол, мы этим занимались, когда вас еще на свете не было.

Мне лично никогда школьники не мешали, я пересекался с некоторыми — они мне Вконтакте писали, мол, как залезть туда, как залезть сюда, — и с некоторыми мы до сих пор общаемся. Они до сих пор лазают и уже заслужили себе авторитет.

Источник: Инстаграм Антона

Про развитие руфинга

Сейчас движение пошло на спад, люди лазают довольно лениво. Старичкам уже скучно ходить на хардкорные места вроде бизнес-центров или правительственных зданий: вроде как выросли из этого всего, появилась какая-то ответственность. Так что теперь обленились даже новички — они же ищут места по фотографиям, а раз фотографий с экстремальных подъемов в сети нет, только старье, то и ходят именно туда. Простые крыши превращаются в прогулочное место, кого там только нет.

Интерес у «старичков» возрождается, когда едешь в другой город, тем более, в другую страну. Вот там все активизируются — новое место, свежее, неизведанное.

Источник: Инстаграм Антона

Про конфликты

Жильцов и в Питере, и в Москве руферы, конечно, достали — хотя это касается в основном домов с крышами, которые гремят. В Москве таких немного, в отличие от Питера, поэтому ссор на этой почве меньше — но даже в других домах часто сталкиваешься с негативом из-за слухов о том, что мы устраиваем дебоши. Хотя я лично никогда не был к этому причастен — я даже замки на дверях, ведущих на крыши, не взламываю, такое у меня правило.

С полицией, ФСО, охраной, у меня бывали проблемы, хотя не то чтобы это было в порядке вещей. Я стараюсь не скандалить и вести себя по-человечески, потому что, если меня ловят, понимаю, что в этой ситуации виноват я. Задача охранника — отвести меня в полицию, это его работа, с этим ничего не поделаешь. Ну, выпишут штраф — серьезнее, к счастью, ничего не было.

Источник: Инстаграм Антона

Про проект легализации руфинга

Я о таком не слышал. В любом случае сказать, как я к этому отношусь, довольно сложно. Для обывателей это, конечно, очень круто, а вот на руферов вряд ли повлияет. Все равно легализовать все крыши невозможно, если и разрешат проход куда-то, то на жилые дома. А самые рисковые руферы, любители острых ощущений, так или иначе продолжат забираться на охраняемые объекты. Тут уж разрешай, не разрешай, ничего не изменится.

Источник: Инстаграм Антона

Рекомендуемые статьи

Close